gorlenka (gorlenka) wrote,
gorlenka
gorlenka

Categories:

Сериал «София» поднял планку российского кино

Сериал «София» поднял планку российского кино
Иерей Сергий Карамышев о новом фильме, посвященном правлению Великого князя Иоанна III …

К достижениям отечественного кинематографа в последние годы, признаюсь, относился скептически, более того - пришел к печальному выводу: чем настойчивее тот или иной фильм или сериал (за редкими исключениями) раскручивают по центральному ТВ, тем он никчемнее. Увы, пришлось свыкнуться с мыслью, что в шоу-бизнесе (а кино ему отчасти принадлежит) всё решают деньги, а точнее – тот, кто их платит. И пусть бы даже было так. Однако действительность еще печальнее.

Ведь помимо частных или акционерных структур, на развитие кинематографа тратит немалые средства наше государство, однако по факту мало чего в этой сфере решает. Некоторые отъевшиеся у довольно тучной государственной кормушки деятели искусства стали совершенно искренне считать, что решать должны они, и только они. Стоит кому-нибудь лишь заикнуться о государственном контроле в этой сфере – раздаются вопли возобновлении сталинских репрессий и Гулаге.

Между тем, монополия всегда губительна, в искусстве же - вдвойне. И появляются, с позволения сказать, произведения, от которых за державу становится обидно. Жалкие творческие потуги несостоявшихся гениев. Отправить их сразу, пока они были молоды, в свободное плавание – экспериментировали бы они в каких-нибудь заштатных цирках и театриках. При этом кто-то из них, быть может, в жесткой конкурентной борьбе и достиг бы неких подлинных успехов. Увы, варясь в соку собственной бездарности, они отравили все вокруг себя, убили творчество. Завидуют подлинным талантам, ненавидят их и сживают со свету. Сами же только паясничают да распускают свои петушиные перья. И все это – на деньги налогоплательщиков…

Вдруг посреди столь безрадостного зрелища творчески бесплодной зимы вылетела первая ласточка – исторический сериал «София», созданный кинокомпанией «Москино» по заказу телеканала «Россия 1», Министерства культуры, при поддержке Министерства обороны.

Сериал представляет собою целостное произведение. Все в нем на своем месте: ни убавить, ни прибавить. Блестяще закручена сюжетная линия, которая держит зрителя в постоянном напряжении. Однако она не главное. Она не цель, а средство представить целую эпоху из жизни русского народа через яркие цельные характеры. Уверен, имеется и сверхзадача – ненавязчиво пробудить в сердце современного русского человека любовь к собственному народу, собственной культуре, собственной истории.

Пресловутое Новое время приучило европейцев, а за ними и русских, притом в совершенной степени, смотреть свысока на так называемое средневековье. С духовной точки зрения, такой взгляд именуется коротко и ясно – хамством. Когда смотрят свысока, никакое понимание невозможно в принципе. Спесь наблюдателя заведомо исказит созерцаемую им картину (личность, народ, эпоху).

В рассматриваемом сериале отношение к русскому народу, его вере, культуре, государственности – изначально доброжелательное. Были в советское время прекрасные исторические картины, вот только, к великому сожалению, доброжелательность их бывала зачастую несколько однобокой. Здесь однобокость отсутствует, что дает картине эпическое звучание. Яркий, надолго запоминающийся фрагмент из жизни эпохи – вот общее впечатление от сериала. Такие впечатления необходимы народу, в особенности – подрастающему поколению.

Хочется отметить важный психологический момент: жизнь Руси открывается через восприятие иностранки, которая здесь впервые; открывается постепенно. Но ведь и всякий современный русский – иностранец в той эпохе. Стало быть, тоже нуждается в постепенном ее раскрытии в своей душе. Это роднит его с главной героиней, имя которой носит фильм. Имя, надо сказать, неслучайное. София – премудрость. Путеводная звезда в далекое прошлое.

Подлинное раскрытие чего-либо непременно идет через цепь открытий. Так и здесь перед нами являются личности, отдельные социальные слои, целые общественные течения в чем-то непривычные, но имеющие свои цели, переживания, идеалы. Постепенно царевну захватывает круговорот русской жизни, однако она в нем не былинка, влекомая течением, а живой фактор исторического развития.

Несколько сроднившийся с нею душой зритель сам невольно из наблюдателя превращается в как бы действующее лицо – в этом находка создателей фильма. Следующая находка заключается в том, что рассказчиком в прологе и эпилоге фильма выступает митрополит Макарий, разворачивающий свиток времени перед юным Царем Иоанном Грозным. В эпилоге действующие лица фильма стоят живыми наряду с изображениями святых Успенского собора, что создали они своими трудами. Таким образом, связь поколений присутствует зримо.

При этом невольно вспоминаются слова самого Грозного Царя: «Земля правится Божиим милосердием, и Пречистыя Богородицы милостью и всех святых молитвами и родителей наших благословением, и последи нами, государями своими…» В этих словах звучит смирение перед Богом и почтение к прежде бывшим поколениям. Память о них, связь с ними необходимы для будущности. Ее утрата делает человека ущербным, оторванным от корней.

Ярко показаны взаимоотношения России с Западом в один из их кульминационных моментов истории. Представлено самое начало спора двух Римов – Первого, обветшавшего в ереси папизма, и Третьего – Москвы, обретающей державную поступь. Италия – самая передовая в интеллектуальном и культурном смыслах страна Европы XV века. Два Рима встречаются на перепутье истории. Третий, признавая определенное техническое превосходство Первого, готов учиться у него. Однако ни на йоту не поступается своей верой, главным своим сокровищем, о чем в фильме говорится неоднократно устами разных героев.

Поражает качество съемок, благодаря которому создателям фильма удалось показать красоту не только русских храмов, но и жилищ, быта, одежды. При этом Италия представлена ничуть не менее прекрасной, просто там красота другая.

Имеется в фильме у некоторых русских горделивое и фанатичное презрение к людям Запада. Но из развития сюжетной линии становится ясным, что это не лучшие из русских. Лучшие, напротив, способны понять и принять людей другой культуры, способны их даже и полюбить.

Равным образом, у некоторых, возможно, даже большей части, людей Запада презрительное отношение к Руси. Но из развития сюжетной линии становится ясным, что это не лучшие люди Запада. Лучшие, как архитектор Аристотель Фиораванти и бывший слуга Софии Пьетро, способны понять и принять культуру русских, полюбить ее.

Символ общего дела, умело вплетенный в сюжет, – Успенский собор московского Кремля. В нем воплотилось лучшее, как Руси, так и Запада. Его красота становится критерием истины в самом высоком смысле слова.

Грамотно показан источник нравственной порчи людей Запада – Папская ересь, извратившая христианство. Не любовью она покоряет отдельных людей и целые народы, а силой, властью, золотом, интригами. Люди, попавшие в ее оборот, - как бы бездушные инструменты, при помощи которых достигается могущество понтифика.

Однако наружные блеск и могущество папства не прельщают русских людей, потому что последние имеют в своих душах нечто лучшее, прекраснейшее. Один из идеальных персонажей сериала боярин Федор Давыдович, верный до самозабвения слуга Великого Князя, его правая рука, явил в своих поступках идеальное же отношение к папской ереси. Покуда она ведет себя спокойно и почтительно, он уважительно относится к ее носителям, и в частности, - к папскому легату. Но стоило последнему непочтительно обойтись с Великой Княгиней Софией, боярин с молниеносной быстротой, сидя на коне, бросает на его голову аркан и тащит на скаку на виду всех людей по грязи довольно значительное расстояние, не убоявшись тех проклятий, какие стал изрыгать против него легат. Несчастная гибель этого интригана и убийцы на пути в Рим ни в ком не вызвала сочувствия. Тогда как гибель в бою боярина Федора Давыдовича стала горем для всей Москвы.

Очередная находка фильма: дипломатические переговоры представлены не как скучная утомительная церемония, а как своего рода разговор по понятиям, даже на повышенных тонах и с применением насилия. Наглая речь ханского посла вынуждает Великого Князя Иоанна дать ответ действием, и он отрубает послу руку. Выход из создавшегося положения лишь один – война.

В это самое время случаются внутренние нестроения – ссора с родными братьями, настолько серьезная, что они решаются воевать против Иоанна на стороне татар. Так жизнь семьи переплелась с жизнью государства. И никакая сила, кроме Божественной, неспособна в этом случае помочь. Когда люди смиряются перед Богом и друг перед другом, взаимно прощая, тогда и в семье водворяется мир, и тогда же крепнет государство, вставая неприступной скалой против внешнего врага. Данную мысль можно назвать сквозной в фильме, потому что кульминация его построена вокруг примирения Великого Князя с оклеветанной перед ним супругой.

Создателям сериала удалось показать, что не страсть властолюбия побуждала московских Государей укреплять вертикаль своей власти, а жестокая необходимость. Потому что в противном случае государство бы распалось, и это обернулось бы для его граждан в сотни раз худшими бедствиями, нежели точечные репрессии, к которым приходилось иногда прибегать.

Тщательно описаны взаимоотношения Великого Князя с Московским Митрополитом. Это отношения симфонии, взаимного послушания двух глав единого народа, далеко не всегда безоблачные и спокойные. Сначала Митрополит смирился перед решением Великого Князя, лишь высказав свои опасения. Но потом и Великий Князь смиряется перед Митрополитом, внемлет ему и поступает согласно его воле.

Русь представлена живым организмом, пусть иногда раздираемым противоречиями, однако вновь и вновь находящим в себе силы становиться единым и несокрушимым.

Очень смело построена заключительная интрига через введение в действие едва не разрушившей тогда Руси ереси жидовствующих. Никакого сочувствия, в силу душевных своих качеств, еретики не вызывают. Их характеры представлены в развитии. Ересь становится не началом, а закономерным итогом их нравственного падения. Приверженцы ереси готовы на любое преступление.

Очень умело и вопреки сложившимся в последние десятилетия обычаям, употреблены эротические сцены. Они представлены в качестве атрибута совершенного зла, что лишает их соблазнительной силы, вызывая только отвращение. Где ненависть – там и разврат. Напротив: где любовь – там и целомудрие. На этих идеях выстроена эстетика фильма.

Избавлению от ереси как квинтэссенции зла, что нависла и над его семьей, и над государством, предшествует духовный подвиг Великого Князя. Он ищет зацепки для оправдания своей оклеветанной в убийстве пасынка супруги. Идет к архитектору Фиораванти и спрашивает: может ли убить человека тот, кто создал такую красоту как Успенский собор? Архитектор отвечает: не может. Идет к Митрополиту и спрашивает: верит ли он в преступление Софии? Тот отвечает: не верю.

Высшего напряжения духовный подвиг Великого Князя достигает, когда он молитвой борется с демоническим наваждением (сном наяву), что было наслано двумя ведьмами-еретичками. Молитва и самопроизвольное телесное страдание побеждают козни врага. Чары разрушаются, восстанавливается жизнь семьи вкупе с жизнью государства. Здесь развитие событий несколько напоминает классический сказочный сюжет. Что ж с того? Кто желает – пусть воспринимает как сказку. Однако все до мельчайших подробностей здесь реалистично.

Заключительная сцена, представляющая развязку драмы, – казнь ересиархов. При этом Великая Княгиня просит о помиловании своей невестки-мужеубийцы, ведьмы и соблазнительницы, которая и к ней же убийцу прислала, - ради внука Великого Князя – младенца Димитрия. Гроза и милость – две крайности, в которых крепла Русь, учась прозревать козни врагов, побеждать их, но также любить и миловать после победы. Не в живом ли сочетании этих крайностей заключается мудрость как отдельного человека, так и правителя?

Представлена эволюция характера главной героини, это побуждает и зрителя, несколько с ней сроднившегося (как было сказано вначале) к нравственному развитию. Испытания не ожесточили и не сломали Софию, но возвысили до неустанного подвига деятельной любви. Великий Князь Иоанн, преодолевая искушения и совершенствуя свою душу, совершенствовал тем самым государство, управление которым он воспринимал как службу Богу.

Таким образом, в сериале представлено рождение и становление мудрости - неотъемлемого сокровища отдельной души и целого народа. И название «София» из имени собственного превращается в нарицательное, властно призывая к мудрости всякого человека.

Фильм глубок по содержанию, не оставляет зрителя равнодушным, заставляя сопереживать. Не дает готовых ответов, но требует работы мысли. Не знаем, войдет ли он в историю отечественного кинематографа в качестве классического произведения. Однако хочется, чтобы он стал образцом, по крайней мере, для современного кино. Чтобы оно подтягивалось к заданной «Софией» высокой планке.

Иерей Сергий Карамышев, публицист, Рыбинская епархия

Источник:https://cont.ws/post/449394?
Tags: искусство кино, история России, культура
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments